Как я переплывал Днепр. Первый рассказ.

Как я переплывал Днепр. Первый рассказ.

Любушке. Вдохновившей меня это написать.

Скачать файл

Рассказ о том, как я переплыл Днепр, был бы не существенным и не особенным, если бы не два обстоятельства. Первое, это моя наивность и самоуверенность, которая лишь чудом не завершилась плачевно или трагически. Второе, это ощущение идиотизма от совершенного поступка, и это чувство было столь сильным, что и рассказывать об этом, в последствие, было неловко. Как о том, что ты пригнул с крыши вниз, но упал в стог сена.

Случилось это в жаркий солнечный день второй половины лета, и мне было 13 лет. Замечательный возраст, именно столько сейчас моим старшим детям. Я с ватагой друзей по дачному каникулярному отдыху очередной раз оказался на Днепре. Лето я проводил на даче у бабушки и дедушки, и главным транспортным и увеселительным средством покорения пространства был велосипед. И купались бы на Днепре день-через день, т.к. ближайшее озеро, «речка», по сути, загороженный дамбой залив Днепра, был освоен вдоль и поперек. Купание на Днепре было особенным развлечением. Все же пляжи с «городскими» отдыхающими, дистанция от наших дачных «домов», ощущение «свободы и бесконечности мира», делало свое дело – мы были веселы и как-то нахально-смелы.

В тот день кому-то из друзей пришла в голову идея  переплыть Днепр. Надо сразу оговорится, что в Киеве Днепр изрезан многочисленными островами, а еще имеет два русла – «Новое» («Основное») и «Старое». Старое называлось Старик или Десенка, и вот на этих-то берегах и состоялось мое приключение. Старик не широк, более того, противоположный берег оказывается совсем не «другим берегом», а просто островом, но при этом Старик судоходен и его берега летом превращаются в сплошную зону пляжного отдыха.

К этому времени я неплохо (по меркам киевского мальчика) плавал, и в  воде мы проводили кучу времени, я научился держаться на воде и на спине, и на животе, освоил несколько стилей плаванья и вблизи берега ощущал себя вполне «профессиональным» пловцом. Идея переплыть «на тот берег» была не моя, а в нашей компании я был самым младшим, но не все мальчишки решились. Я же в попытке доказать, что я «не малой», с энтузиазмом поддержал эту идею. Наверное, какой-то подростковый бесенок меня подзуживал: «а что такого, это не сложно – раз-два и ты уже там». Нет, конечно я подумал, как это я буду плыть, но я считал себя вполне «подготовленным» — я умею отдыхать на воде, плыть на спине, могу рвануть «кролем» быстро-быстро…ну, одним словом, вполне могу переплыть. Да и вообще, что тут сложного, почти как на лодке, только сам плывешь. Ну, примерно так я рассуждал, но, главное, думал не долго. Если бы было время на размышления, этот рассказ я бы не написал.

Особенность пересечения судоходной реки состоит в том, что расстояние не проблема (с берега это не очевидно), а главные неприятности – это то, что по реке «ходит», а иногда просто проносится на подводных крыльях или с высоко поднятым «носом». Преодолев расстояние в первые тридцать-сорок метров, я попал в ту часть русла реки, где нет купальщиков, зато есть те, кто сидят за разными штурвалами и не особо видят меня, такого заметного и смелого. Эта гениальная мысль, что не заметен «с мавзолея» в голову мне просто не приходила, поэтому первый катер, прошумевший в нескольких метрах от меня был мной охарактеризован как «козел». Далее таких «козлов» оказалось несколько, и всякий раз я думал, что они специально хотят меня попугать и близко ко мне проезжают. Зато какие они поднимали волны, как в нос бил запах бензина, и как совсем не хотелось поворачиваться на спину и отдыхать. К этому времени волнение дало себя знать – я быстро уставал. И вот появилось главное испытание – рейсовый пассажирский теплоход, в Киеве их называют «речной трамвай». В то время киевляне ими пользовались как городским транспортом – «город-дача», «дом-пляж» или просто погулять. Проезд был копеечным – 15 копеек (три поездки на метро или на автобусе, это для сегодняшних детей – они не помнят цен тех лет), и эти кораблики шли достаточно нагруженными отдыхающими. Вот такое судно я и увидел, и даже не испугался – идет медленно, я вполне успею… Да, но и я-то плыл не быстро. Представляете себе этот «сюр», когда степенно разрезая воды Днепра, я вижу, что этот Дреноут (а с позиции купальщика он таки огромен), неестественно быстро приближается. И даже гудит. И даже, наверное, мне. Тут я решаю быстро проплыть перед ним, и рванул «самым быстрым» кролем перед кораблем. Гудок раздался снова. Я оглянулся и понял – не успеваю. Вот блин, как же так, я ж такой быстрый! Ладно, пропущу, пусть проезжает. Я замер на воде и стал выжидать, когда он проплывет мимо. Но к моему ужасу он плыл просто на меня. Ну, блин, воспитатели хреновы, мелькнуло у меня в голове, и я стал медленно «отползать» назад. За спиной с жутким воем просвистел катер на подводных крыльях, и тут я испугался по-настоящему, т.к. увидел еще несколько таких катеров и эта прогулочная махина упорно двигалась просто на меня. Ощущение кошки, которая перебегает улицу, но улица не кончается. Кошка думает, что бежит быстро, но мир вдруг стал крутиться, как в замедленном кино – причем замедляюсь я сам, а все остальные очень даже ускоряются.  В замешательстве я замер на одном месте, не зная, куда мне двигаться – вперед или назад. Прошла вечность, когда ты не понимаешь, что нужно делать, Дреноут гудит, лодки мчат, а тут я, и я понимаю, что я маленький и совершенно не заметный в этих бурунках лодочных волн…

В нескольких метрах от меня прошла громадина, поднимаю высокую волну и показывая ржавчину старого борта. Оплевываясь и чертыхаясь, я изо всех сил гребу к берегу. Но берег предательски не приближается. Зато всяких лодок, буксиров, и других плавающих хреновин вдруг стало неимоверно много, и все «пёрли» тупо на меня. Тут мне пришла в голову вполне разумная мысль – а не повернуть ли назад, может, я уже как-нибудь в другой раз переплыву, «и всем покажу», но, оглянувшись, я увидел берег, от которого я отчалил, изрядно далеко. Намного дальше, чем полоска песка впереди… Да, выхода не было, и надо было плыть только вперед. Но как я уже устал! И тут я увидел еще один «речной трамвай», который двигался в противоположную сторону. Вот блин! Теперь налег на все стили одновременно в стремлении преодолеть эту дурацкую часть реки, где все суют туда-сюда. А во мне, попадая через рот, уши и нос, уже полоскалась речная вода с ароматами масел, бензинов, солярки и чет знает чего еще, но как-то это было совсем не романтично и совершенно не походило на купание. Но чем быстрее мне хотелось плыть, тем медленнее приближался противоположный берег. Он вообще, как-то издевательски не приближался, но перспектива встретится еще раз с «речным трамваем» меня подгоняла… правда, катеров «поменьше» я не то что бы перестал бояться, но в попытке не захлебнуться, перестал обращать на них внимание, и с замиранием сердца «мамочка, больше никогда-никогда», греб к берегу.

Я остатками иронии подумал, что на противоположном берегу выбирал песчаное мелководье, где приятно ступать ноге и где легко зайти в воду – тут уж хоть что, лишь бы суша! С каким удовольствием мне в ном ударил запах прелых речных водорослей, веток деревьев, какой замечательной была жижа у меня под ногами и заболоченный берег! Но это же Берег!!!!

Я ступил на берег. Болело все – руки, ноги, кружилась готова, дыхание сбивчивое, в глазах звездочки – но я был на берегу, я переплыл. Какое счастье. Душа ликовала. Выйдя из «болотца», я очутился на полосе песка, на которой отдыхали пляжники, прибывшие сюда на лодках. Никто не возрадовался моему появлению и даже не обратил на меня никакого внимая. А я ведь так героически боролся с водной стихией, я чуть не утонул, я пересилил все и вся… и никакого внимания. Я стал озираться в поисках своих друзей, но никого не обнаружил. Тревога стала подуматься как-то к животу и нехорошие мысли пришли в голову – может, с ними таки случилась какая-то беда? Но тут, в далеке, я увидел самого старшего из нашей компании, Славку, он был на четыре года меня старше и казался мне «совсем взрослым». Вот он то точно оценит подвиг происшедшего. Но Славка, хоть и сам был явно уставшим и запыхавшимся, с показным равнодушием заметил, что «ну, переплыли», он-то понимал, что будет не просто, и сам-то он переплывал Днепр неоднократно…  короче, переплыл, молодец, а вот остальные «сдрейфили» и повернули обратно, не доплыв до середины, вот они, та том берегу… Я посмотрел туда, «на тот берег», но толком никого не увидел, так как со зрением было у меня не очень, а плыл я, конечно, без очков, зато по очертаниям пейзажа я переплыл явно не по прямой. Славка заметил, что, мол, течение, снесло в сторону, ну, ничего, переплывем обратно, а после дойдем по берегу….

Это был второй удар. Никакой не подвиг, все там, я здесь, и даже Большой Славка ни чуточки не восхищен происшедшим. А «переплывем»? Блин, куда, как! Славка, а может нас кто-то перевезет, вон сколько лодок? «Да-да, перевезет», и Славка мне популярно и доступно объяснил, какая будет реакция отдыхающих на мою просьбу перевести на тот берег, и лично он так бы и так бы сказал…. «Короче, Жень, не сцы, отдохнем и махнем обратно».

Это был третий удар – как, еще плыть обратно? Тут едва остался жив, тут такое счатье, я на берегу, земля, куда, блин, обратно, куда, блин, плыть!!!

Я сел на песок. Настроение было –  хуже некуда. Что теперь, как дальше? О том, что надо плыть обратно думалось только с ужасом, притом, самому пойти и попросится, чтобы меня перевезли…  здесь моя смелость улетучилась без остатка. Во-первых, мне это казалось неприличным и неуместным, а во-вторых, Славка весьма красноречиво описал, что именно я услышу в ответ… Славка спустя некоторое время махнул мне рукой и поплыл обратно.

Солнце пригревало. Я рассматривал отдыхающих и явно никто не торопился отплывать. Все приехали надолго. Я походил взад-вперед по берегу, даже плавки успехи высохнуть. Углубился в кусты, справил малую нужду, полегчало. Снова вышел на берег. Катеров и лодок вроде бы было немного. Там меня ждали сандалии, велосипед, очки, ребята, а дома – обед, здесь же ничего и никого. Судя по всему, это остров, а, значит, вариантов не много. По доносившимся до меня разговорам пляжников, я убедился, что это таки остров, я был прав, и обратно только по воде. А Славка небось уже там, а все уже махнули по домам, а я тут один… Я не думал, что меня будут искать друзья-товарищи, а вот вечером, конечно, бабушка заволнуется, но не будет же она плыть за мной, и лодки у нас нет. И вообще, что тут делать до вечера?

Эти мысли постепенно убедили меня, что надо плыть обратно, да и каменящая усталость уже прошла… Я зашел в воду, посмотрел на воду, на далекий «другой» берег, и подумал, что вот теперь то уж точно смогу и отдохнуть на воде, и плыть потихоньку, движение по реке явно стихло и все будет хорошо. Набравшись мысленно оптимизма, я поплыл.

Не буду долго описывать обратный путь. Он почти в точности повторил путь сюда. Все лодки, катера, теплоходы и просто придурковатые спортсмены на разных спортивных лодчонках явно ждали, когда я доплыву до середины реки, чтобы одновременно материализоваться из ниоткуда и орать на меня «берегись!», «осторожно!» или просто гудеть в разные гудки. Я пропускал одни катера, пытался проскочить перед другими, снова нахлебался воды, и только мысленно старался видеть перед собой берег, где была жизнь и куда мне надо приплыть. Злость на самого себя быстро сменилась тупым ожиданием конца этого путешествия.

Путешествие обратно показалось не таким долгим. Хотя я очень устал, и в конце концов также выбрался на какую-то грязюку, но это был другой Я. Я преодолел дважды это расстояние. Я – молодец! Как соленый огурец! Но сил радоваться не было. В «сухом остатке» была отупляющая усталость. Болело и ныло все тело. Руки не слушались. Одно меня радовало – я понимал, в каком направлении надо вернуться.  Я медленно побрел вдоль берега и, в конце концов, пришёл в месту «старта». Где, к моему приятному удивлению, меня ждали друзья. Они спокойно отметили, что я наконец-то появился и что пора бы уже оправляться от сюда. Но, вообще-то, я молодец. Вот с такой похвалой я сел на велосипед, и, превозмогая крепатуру, поехал с ними домой. В голове была одна мысль – «ну и дурак же я». Хотя где-то далеко в душе теплилось приятное чувство «я это смог!». Оглядываясь на реку, я подумал, даже не подумал, я глубоко в душе ощутил «Больше никогда! Гори оно все ярким пламенем, здесь так хорошо на берегу!!!»

А ребята стали ко мне относится с большим уважением. Но это я ощутил не сразу. Да и мне это было не так уж и важно, как я понял в последствии. Ведь все равно, я как был, так и остался младшим в нашей летней компании. Да и рассказывать об этом я никому не стал. Чего зря взрослых волновать, а Борьке явно был бы не лучший пример…

Но Днепр я таки переплыл. Днепр – это когда ты на одном берегу и плывешь на другой берег. А остальное – занудное краеведение. Вот.

Залишити відповідь